Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Брошен, разграблен, опасен

[13.07.2018 / 10:08]

В течение весны и лета на разграбленном усольском предприятии «Химпром» произошла серия ЧП: погибали и травмировались черные металлисты, с территории предприятия прямиком в Ангару потек ручеек с химикатами, из цистерны произошла утечка смертельно опасного вещества. Мы побывали на бывшем флагмане химической промышленности региона, чтобы увидеть своими глазами, что он представляет собой сейчас. Картина, мягко говоря, удручающая. Везде царят хаос и разорение. Усольский химпром — это уже история, шансов на возрождение у предприятия нет никаких. Вопрос тут в другом: что делать городу и области с этим опасным наследством, из которого выкачали все ценное и бросили на произвол судьбы вместе с химикатами, шламонакопителем и ртутными ручьями?

Припять по-усольски

Возле одного из зданий химпромовского заводоуправления - КПП с охранником.

- Что вы охраняете? - спрашиваем мы.

- Бывшие корпуса химпрома. А вообще, я не буду с вами разговаривать, - последовал ответ.

- Да майнинговая ферма там, - говорит продавец близлежащего магазинчика. - Остались большие мощности после химпрома, они ими пользуются и майнят биткоины днем и ночью.

На огороженной и охраняемой территории находятся несколько зданий, они в сохранности, но уже через несколько метров мы видим картину невероятного разорения. Чтобы не тратиться на содержание и охрану зданий завода, конкурсные управляющие решили их просто бросить. Народ это дело мигом прознал, и потянулись к химпрому вереницы «сталкеров».

Центральный вход в главный корпус заводоуправления заварен арматурой, но стоит обойти здание, как можно увидеть пустующие оконные и дверные проемы. Заходим внутрь - и попадаем в Припять по-усольски. Когда предприятие было ликвидировано, его работники закрыли двери и отправились домой, женщины даже забыли сменную обувь. Женские туфельки, косметика валяются по всем кабинетам. Первый этаж завален оргтехникой - клавиатурами, мониторами и принтерами, не видно только системных блоков. Часть техники разбита вандалами.

Центральный вход, парадная лестница еще хранят следы качественного ремонта, но вид портят оборванные провода, снятая с пола плитка и срезанные перила. Не пощадили охотники за наживой и мемориал, посвященный победе в Великой Отечественной войне, содрали с него плитку.

На полу попадаются кучки земли, явно из цветочных горшков. Сами горшки «сталкеры» унесли, а землю высыпали. В актовом зале расхитители пытались отодрать со стен плитку советского образца, но, прикрепленная намертво, она крошилась, отрываться целиком не хотела, и «сталкерам» пришлось бросить это занятие.

В других административных и хозяйственных корпусах завода аналогичная картина. В одном из кабинетов мы увидели огромную кучу карточек бывших сотрудников - с фотографиями и личными данными, в другом помещении - стопки документов.

Перед тем как зайти в корпус с полустершимся названием «прачечная», мы услышали шум. Мы подумали, что внутри здания кто-то что-то отпиливает. Но нет, шум производила вода, бьющая в стену. Фонтан бил из прорыва, образовавшегося на ржавой трубе. Судя по надписям на стенах, дети активно посещают заводские корпуса. В молодежной среде их называют заброшками.

Тропой черных металлистов

Рядом с заброшенной заводской прачечной есть частная, действующая, работницы которой рассказали нам, что усольчане ходят в корпуса завода и промзону как на работу.

- Казалось бы, там уже нечего воровать, но все равно шарятся, все равно что-то ищут, - рассказали женщины. - Когда мы работаем, здесь ходим, они как-то побаиваются. Но как только мы домой, они уже тут как тут. Вот сегодня утром чем-то гремели. Срезают в здании трубы, батареи.

- Первые расхитители пришли два года назад, - вспоминает работница прачечной Марина. - По первости была охрана, они нам говорили: если увидите тут металлистов - звоните. Охранники приезжали, ловили металлистов, а сейчас уже все это никому не нужно. Металлисты на территории завода резали металл, потом в мешках перекидывали через забор. В заборе и лаз есть, и тропинка протоптана. Хотите, покажу?

Марина проводила нас к тропе черных металлистов. Мы перелезли через невысокое ограждение и оказались на огромной территории завода. Промышленный гигант сейчас похож на жертву бомбардировки, здесь украли не только оборудование, но и окна, и даже пытались разбирать стены. Весь цветной металл отсюда уже давно вывезен, теперь идет охота на черный; на огромных трубах внутри помещений срезаны задвижки. Трубопровод, проходящий через всю территорию завода, частично распилен.

Этой весной на промплощадке Усолья серьезно пострадали двое мужчин. Обоих наняли частные фирмы грабить заброшенные промышленные корпуса. Первый мужчина, отец троих детей, погиб, второго в бессознательном состоянии, с оторванной рукой и раздробленным лицом, подбросили к больнице. Усольским врачам чудом удалось пришить руку и по кусочкам восстановить лицо. Когда мужчина пришел в себя, он отплевывался собственными костями. Сотрудникам полиции загадочный пациент рассказал, что во время разборки одного из цехов химпрома на него свалилось что-то тяжелое, а дальше он ничего не помнит. Ответственность за смерть и травмы никто не понес, оба работника трудились в частной фирме неофициально.

Ушлые китайцы уронили цены

Кусочек кремния, как память о несбывшихся надеждах, хранит Георгий Петров, бывший директор ООО «Усолье-Сибирский Силикон», основанного на базе химпрома.

- Это поликремний - продукт для солнечной энергетики, под его производство и создавалось предприятие, - говорит наш собеседник. - На заводе производился еще один продукт, на порядок чище, чем этот, и предназначался он для микроэлектроники. На базе своего завода мы планировали сделать участок особо чистого электронного поликремния.

Строительство завода, обещавшего Усолью процветание, а стране собственное производство ранее экспортируемого материала, началось в 2006 году.

Во времена СССР в стране было 5 заводов по производству поликремния. С развалом Союза они все канули в Лету. В 2006 году в Усолье появился единственный на всю страну завод. Поликремний и монокристаллический кремний очень нужны России, без него все наши ракеты, вся оборонная техника «ослепнет и оглохнет». Сейчас кремний поставляется в РФ из-за рубежа.

В 2008 году грянул финансовый кризис, в 2009 году в проект своими кредитами вошли Роснано и Сбербанк. Завод получил 7,5 млрд рублей.

- Дела у инвесторов проекта братьев Андрея и Дмитрия Котенко шли все хуже. Когда они начинали этот проект, килограмм поликремния стоил на сером мировом рынке 400 долларов. К 2010-2011 году в Китае поняли, что это очень выгодное производство, и нашлепали заводов, не особо заботясь о промбезопасности и качестве продукта. Китайцы переполнили мировой рынок, - рассказывает Георгий Петров.

В то время братья Котенко имели 8 фьючерсных контрактов с передовыми мировыми компаниями, занимающимися солнечной энергетикой, но это не помогло. После строительства заводов в Китае рыночная цена на поликремний упала с 400 долларов до 20. Братья Котенко, уже не видевшие в проекте финансовой выгоды, передали свое детище под крыло Анатолия Чубайса, генерального директора Роснано.

- Мы, помнится, тогда обрадовались, - говорит Георгий Петров. - Наконец-то завод в руках у государства, теперь-то мы его обязательно запустим. Чубайс обещал, что здесь у нас будут райские кущи, что Усолье превратится в город-сад.

 

Здание заводоуправления разворовано практически подчистую

 

Осенью 2011 года Чубайс прислал в Усолье Валерия Ростокина, который занял пост главы завода. Надо отметить, что, как утверждают эксперты, на тот момент в Роснано не было ни одного специалиста по производству поликристаллического кремния.

- И начал Ростокин тут править по своему разумению, абсолютно не зная, чем он руководит, - говорит Георгий Петров. - Ростокин был айтишником. Мы называем его киллером от Роснано, он при-ехал, добил химпром и уничтожил наш новый силиконовый завод.

Георгий Николаевич показывает нам газетную вырезку, в которой Чубайс расхваливает перед Путиным усольский проект.

- Мы этот проект не бросим - говорил Чубайс президенту. Мы запустим завод, несмотря на то, что вложенные деньги к нам могут не вернуться. Ценовой кризис, который устроили китайцы, надо пережить, воспользовавшись этим временем для технологического прорыва.

- У нашего завода было будущее! - уверен Георгий Петров. - В те годы мировые производители поликремния внедрили ряд новых технологий, которые позволили достичь достаточно низкой себестоимости. Мы знали, как можно было усовершенствовать производство, чтобы быть конкурентоспособными. Мало того, Чубайс сам заказал технологический инжиниринг, пригласив на завод представителей солидной компании из США. Американские специалисты подготовили большой том предложений, как достроить завод, чтобы себестоимость поликремния достигла 14 долларов.

Большой том с предложениями был направлен Анатолию Чубайсу. Больше этот том никто не видел. Бывшие работники завода уверены: предложения, которые могли бы спасти усольское предприятие, Чубайс так никому и не показал - ни президенту страны, ни правительству. Усольчане не исключают, что руководитель Роснано исполнил требование, полученное из-за рубежа. Сильный конкурент в России был зарубежным производителям не нужен.

- К тому времени в завод были вложены 24 млрд инвестиций, на его модернизацию понадобилось бы еще 8 млрд рублей. Для Чубайса 8 млрд - это семечки, - говорит Георгий Петров.

В мае 2013 года Валерий Ростокин все еще рассказывал басни, что проект будет запущен. По воспоминаниям заводчан, Ростокин был своего рода гений. Он умел говорить много, цветисто и в то же время ни о чем. Такой дар есть у некоторых политиков, вроде и слова между собой связаны, но уловить смысл этих речей невозможно. А в октябре 2013 Чубайс выступил с заявлением, что усольский проект признан нерентабельным и закрывается.

Распилили и вывезли

В 2014 году Роснано продала всю площадку химпрома консорциуму инвесторов, созданному при поддержке правительства региона. Консорциум купил гигантскую промплощадку за 177 млн рублей. Напомним, что только в силиконовый завод было вложено 24 млрд.

- Ростокин к этому времени уже уехал, - рассказывает Георгий Николаевич, - оставив кучу экологических проблем, оставив без контроля стоки, подземные грунтовые воды, опасные продукты…

Руководить предприятием консорциум прислал Игоря Интигринова, фигуранта трех уголовных дел по мошенничеству, прославившегося организацией финансовых пирамид в Забайкалье.

Консорциум выплатил людям долги по зарплате, рассчитался с энергетиками и налоговой. Но заводчане быстро поняли, что к ним пришли не благодетели. Стоимость усольского силиконового завода, если его оценивать как груду металлолома, составляла 5-7 млрд рублей. С приходом новых хозяев прямо на глазах работников в цехах началась резка уникальнейшего оборудования, которое впоследствии вывозилось на пункты приема. Заводчане начали понимать - предприятию конец.

За время стройки силиконового завода была подготовлена целая плеяда специалистов - химиков-технологов, аналитиков, технологов, айтишников. Работники ездили стажироваться в США. Во время ликвидации завода более 3 тысяч человек остались без работы.

Темная история

- Для депутатов, для усольского мэра мы организовали экскурсию на территорию химпрома, - рассказывает Георгий Петров. - Новое руководство заявило, что перед ними поставлена задача навести на промплощадке такой порядок, чтобы она смогла заинтересовать потенциальных инвесторов. Я многих потенциальных инвесторов знаю лично, они обращались к руководству предприятия с просьбой зайти на льготных условиях ТОСЭР. Им либо отказывали, либо предлагали совершенно неадекватную цену аренды.

Единственное, что впоследствии было создано на территории завода, - это огромная майнинговая ферма. Сейчас она работает и потребляет электроэнергии едва ли не больше, чем весь бывший химпром.

- Я не раз направлял в региональное правительство и президенту предложения, в которых подробно расписывал, как необходимо действовать, чтобы сохранить завод, - продолжает наш собеседник. - Наши естественные преимущества - это сырье, которое находится буквально под ногами. Это огромные залежи поваренной соли, которая используется для производства хлора-каустика, поликремния и монокремния. Плюс дешевая электроэнергия. Все эти преимущества можно было бы объединить и построить новое производство хлора и каустика. Новый завод стал бы локомотивом всей экономики региона.

За три месяца до прихода консорциума на усольском силиконовом заводе произошла довольно темная история. Крупнейшее хищение случилось в цехах комплектного производства водорода. Медь, энергетические установки, трансформаторы вывозились в течение двух недель. Последнюю груженую машину задержали инспекторы ГИБДД и сдали в полицию. У водителя не оказалось документов на груз, было заведено уголовное дело. Тогда и обнаружилось, что разграблен целый цех. Непонятно, куда смотрела целая служба безопасности. Хотя чего тут непонятного: машины, выезжавшие в течение трех недель с промплощадки, не заметить было невозможно. По данным, которыми располагает Георгий Петров, расследование вышеупомянутого уголовного дела вызывает много сложностей.

Выпустили облако соляной кислоты

В ночь на 21 июня в Усолье образовалась очень сильная загазованность из-за утечки четыреххлористого кремния из цистерны, которую пытались похитить с территории химпрома.

- Это элементарная безнадзорность. Последних трех человек, которые занимались контролем за этими опасными продуктами, уволили в феврале этого года, - говорит Георгий Петров. - Черные металлисты решили эту цистерну разрезать на металлолом. Они опрокинули цистерну бульдозером, четыреххлористый кремний хлынул на землю. Вот мы с вами сейчас сидим в кафе; если здесь появится хотя бы одна капля этого вещества, отсюда надо срочно бежать.

Четыреххлористый кремний вступит в бурную реакцию с влагой, которая находится в воздухе. В результате реакции выделится большое количество хлористого водорода, т. е. паров соляной кислоты, которая обожжет кожу, слизистую, внутренние органы.

Хорошо, что пожарные, прибывшие к месту опрокидывания цистерны, хорошо понимали, с чем имеют дело. Они начали гасить облако распыленной водой. Повезло, что ветер дул в противоположную от города сторону.

С виду химпром мертв, но под землей он продолжает жить. Опасность для экологии от этой «жизни» нешуточная.

- По подземным коммуникациям завода до сих пор идет большое количество сточных вод и от ТЭЦ, и от химфарма, - продолжает наш собеседник. - Раньше эти стоки шли на станцию нейтрализации, принадлежащей химпрому. Там они очищались, качество очистки исследовали специалисты лаборатории. Ростокин ликвидировал участок по нейтрализации и очистке сточных вод, ликвидировал лабораторию санконтроля. Теперь все эти сточные воды, сейчас это до 50 кубов в час, прямиком текут в Ангару.

Выстрелить экологическим бедствием химпром может в любой момент. За Усольем, вблизи Ангары, есть огромный шламонакопитель, куда с химпрома сливались известковые шламы. Из-за многочисленных технологических нарушений в накопитель попадала ртуть. С этим источником опасных паров тоже надо что-то делать, но в настоящий момент этим объектом никто не занимается. Ручьи, вытекающие из шламонакопителя, несут ртуть в реки Белую и Ангару.

Масштабные экологические проблемы

Байкальской природоохранный прокурор Сергей Зенков проблемы, которые несет химпром, называет масштабными.

- На усольской промплощадке насчитывается 1 тысяча капитальных объектов, - отмечает прокурор. - Мы внесли представление в правительство Иркутской области с требованием инвентаризировать все источники потенциальной опасности для реки Ангары. Сейчас в правительстве разрабатывается проект, направленный на ликвидацию цеха ртутного электролиза Усольского химпрома. Создана правительственная комиссия для комплексного исследования промплощадки.

В течение двух недель представители прокуратуры искали, откуда в Ангару бежит промышленная жидкость. Напомним, в мае этого года река была загрязнена нефтепродуктами в районе Усолья.

- Попадание данной жидкости в реку предотвратили, но найти ее источник очень сложно, - продолжил Сергей Зенков. - Мы устанавливаем предприятие, в зоне ответственности которого мог находиться источник.

История с разливом четыреххлористого кремния наделала в Усолье много шума. Кстати, черных металлистов, пытавшихся вывезти с территорий емкость с химикатами, не остановила надпись «едкий натр». В городе объявили тревогу, жителям было рекомендовано закрыть окна и не показываться на улице. Байкальская природоохранная прокуратура направила в адрес конкурсных управляющих Усольехимпрома представление найти финансирование на охрану объекта. По данным прокуратуры, химикаты были утилизированы, а сохранность опасного имущества обеспечена.

 

Ксения Рютина

СМ Номер один

 
вверх