Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Вырастили. И что дальше?

[28.12.2017 / 08:07]

Следующий, 2018 год объявлен в Иркутской области годом переработки и сбыта сельхозпродукции. Об этом еще месяц назад объявил глава регионального минсельхоза Илья Сумароков. В министерстве идет разработка соответствующей областной программы, и, надо полагать, очень скоро мы ее увидим. Пока же этого не случилось, мы обратились за комментариями к одному из наших постоянных экспертов - Сергею Каракичу, председателю Совета директоров ЗАО «Иркутский хлебозавод».

Опыт 80-х

- Сергей Семенович, мы уже неоднократно общались с вами на тему переработки, и каждый раз разговор сводился к тому, что для ее нормального развития необходима государственная поддержка. И вот, похоже, нас услышали. Мы можем ожидать, что в наступающем году в переработку будут инвестированы серьезные средства. Что, на ваш взгляд, должна содержать программа, которую готовит минсельхоз?

 

- Буквально на днях я был на совещании, в котором принимал участие первый заместитель министра сельского хозяйства Александр Степанович Кириленко. Он подтвердил, что создается рабочая группа, которая будет готовить программу по развитию пищевой и перерабатывающей промышленности Иркутской области. Сейчас со всего региона идут заявки по включению в эту программу, и специальная комиссия минсельхоза начинает отбор этих заявок. На первый взгляд, это дело хорошее, но я бы посоветовал сильно не увлекаться созданием новых цехов и перерабатывающих заводов…

 

- Почему? Вы же сами говорите - хорошее дело…

 

- Я отлично помню середину 80-х годов, начало перестройки. Тогда в стране получила распространение такая своеобразная мода, тренд того времени: едва ли не каждому двору - свой мини-завод. Серьезной финансовой дисциплины не было, у регионов было больше свободы. И вот наш алюминий, металл, ГСМ начали по бартеру менять на колбасные, молочные мини-цеха, небольшие пекарни. Так было и в Иркутской области. По региону все это добро развезли, поставили. Оборудование, безусловно, неплохое, но его надо обслуживать. Необходимы специалисты и технологи. А самое важное - нужна сбытовая сеть. Куда продавать все это? Сегодня грамотная логистика - это 50% успеха любого производства. На селе это мало у кого получилось.

Как результат - эти мини-заводы пропадали по всей области, деньги уходили в землю, в ржавчину. Относительно недавно, примерно десять лет назад, мне предлагали колбасный цех в Осинском районе. Он стоял почти новенький, уже смонтированный, и никто там колбасу не делал. Был прекрасный сырный цех в селе Каменка Боханского района. Я как-то приехал к руководителю местного хозяйства, он меня своим сыром угостил. Отличный сыр, не хуже импортного. Но и этот цех, насколько я знаю, превратился в итоге в металлолом.

Почему я это вспомнил? Потому что сейчас тоже есть такие мысли: поставить мини-цеха по всей области. Как обслуживать оборудование и что делать с продукцией, думать, видимо, будем потом.

Помощи не дождались

- Предполагаю, сейчас вы скажете, что все средства по программе переработки надо передать крупным предприятиям - таким как Иркутский хлебозавод…

 

- Знаете, наше предприятие последние 30-35 лет постоянно находится в процессе реконструкции и модернизации. Мы полностью заменили мазутные печи на электрические, что повлекло за собой перепланировку всего завода. В нашем филиале, который находится в Ленинском районе, мы поставили новое итальянское оборудование и делаем слоеные изделия. Мы выпускаем около четырехсот наименований продукции, хотя в середине 80-х их было только два. Мы привыкли делать все сами, без помощи извне.

При этом мы видели, какие немалые средства инвестируются в аграрный сектор, и постоянно говорили: да, вы поднимаете сельское хозяйство - молодцы, а кто эту продукцию будет перерабатывать? Пока мы это говорили, закрылись чаеразвесочная и кондитерские фабрики, совсем недавно - мясокомбинат. В этом году мы закрыли мельницу…

 

- Как закрыли? И где вы теперь муку берете?

 

- Поставки идут со всех регионов. При этом хочу напомнить, что когда-то в Иркутской области была мощнейшая база по производству муки: Братский, Тулунский, Иркутский мелькомбинаты. Только в Иркутске перерабатывалось до 400 тонн зерна в сутки. Регион обеспечивал мукой себя и весь Дальний Восток. Мы долго ждали помощи от государства, чтобы сохранить переработку зерна. Не дождались. Сами мы не в состоянии заработать на хлебе такие деньги, чтобы построить мельницу.

На сегодняшний день в Иркутской области крупных предприятий пищевой отрасли остались единицы. Конечно, можно опять понаставить мелких пекарен и посмотреть, что получится. Но если по каким-то причинам сложится кризисная ситуация, то они не спасут. Наш хлебозавод 25 лет не имел мобилизационного задания. Не знаю, может, это секретная информация, но сейчас нам это задание дали. Это не означает, что мы обязательно ждем чего-то катастрофического - просто это нормальная практика любого цивилизованного государства. Тем не менее, будет режим ЧС - кто людей кормить будет?

Поэтому я хочу, чтобы вы поняли правильно: мы, безусловно, за то, чтобы на селе, при фермерских хозяйствах, создавалась своя переработка, но и о крупных предприятиях забывать нельзя.

Немного про дрожжи и масло

- Пока мы с вами говорим непосредственно о производстве. А что со сбытом? Где продавать продукты нашей переработки? Вряд ли крупные федеральные сети захотят возиться с каждым фермером, даже если будут уверены, что у него качественная и экологически чистая продукция.

 

- О чем вы говорите? Зачем сетям экологические чистые продукты? Их мало интересует здоровье нации, им важна прибыль. Поэтому приоритет получает дешевая продукция с разными добавками и консервантами. Публично об этом стараются не говорить. Зато по телевидению показывают передачи про вред пальмового масла или про вред хлеба. Мало того что эти программы проплаченные, так они еще и безграмотные! «В хлебе - дрожжи! - делает квадратные глаза ведущий. - Не ешьте хлеб!» Какие еще дрожжи? Они погибают при температуре 62-63 градуса, а в печке - 220 градусов.

 

- Раз уж мы заговорили про пальмовое масло - оно-то правда вредно…

 

- Ну вот кто это вам сказал? Как вы, журналист, можете в это верить? Была мощнейшая информационная кампания, пролоббированная определенными структурами - и я знаю какими. Им было невыгодно, чтобы на рынок поступало дешевое растительное масло. Сегодня все притихло, поскольку цель, которую поставили перед собой заказчики этой кампании, достигнута. И понемногу стали раздаваться здравые голоса. Недавно слышал интервью профессора московского пищевого института, который прямо сказал, что пальмовое масло такое же натуральное, как и подсолнечное…

Не дожидаясь манны небесной

- Ладно, Сергей Семенович, давайте вернемся к году переработки и сбыта сельхозпродукции. Повторю вопрос: как, на ваш взгляд, необходимо организовать сбыт? Экобазары развивать?

 

- Да, это один из выходов. Открывать рынки, ярмарки выходного дня. У местных руководителей, которых мы с вами избирали, есть масса инструментов по созданию мест альтернативной торговли. Уверен, что и фермеры, и местные товаропроизводители с удовольствием воспользуются возможностью принять участие в ярмарке.

Еще один вариант - собственные торговые сети. Но если реально смотреть на вещи, то все, что сможет открыть производитель, - это маленький магазинчик в шаговой доступности от дома. Большого оборота эти магазины не дадут, поскольку на данный момент ситуация такова, что покупатель идет в магазин не только за хлебом или молоком, он рассчитывает купить там и стиральный порошок, и веник, и даже игрушку ребенку. Поэтому супермаркеты для него более удобны. Чтобы покупатель изменил своей привычке, нужна большая просветительская кампания, посвященная здоровому питанию.

При этом ни участие в ярмарке, ни свой магазин не решат проблем производителя, если власть не прекратит добивать индивидуальных предпринимателей как класс.

 

- Что вы имеете в виду?

 

- То, что не надо торопиться облагать их налогом. На сегодняшний день у власти, похоже, такая задача: придумывать новые и новые налоги, чтобы добиться большего поступления в бюджеты. Вот я только что в разговоре с вами предложил производителю открыть свой магазин, а со следующего года вводится новый налог на торговые площади. Как предприниматель станет этот налог платить, если он только-только на ноги встает?

 

- Да вам любой руководитель органа власти возразит: если не собирать налоги, то на что выполнять майские указы, поднимать зарплату бюджетникам?

 

- Кому нужно выполнение майских указов за счет малого бизнеса? Вот у нас на хлебозаводе работает чуть более 900 человек. Зачем убивать наше предприятие налогами? На что мы еще налог не ввели? На окна? Или на дым из трубы? Были же в каких-то странах такие налоги, давайте и мы сделаем. Борьба за налоги приобрела у нас в стране какой-то извращенный характер: всех интересуют лишь деньги, а какой ценой предприятие их платит, никому не интересно.

 

- Поскольку мы с вами общаемся накануне Нового года, давайте завершим беседу на позитивной, я надеюсь, ноте. Традиционный вопрос: чего вы ждете от года будущего?

 

- Вне зависимости от того, как будет реализовываться в Иркутской области программа переработки и сбыта сельхозпродукции, не ожидая от этой программы манны небесной, мы уже заключили контракт на поставку новой производственной линии. Она у нас получилась сборная: одна часть шведская, одна итальянская, еще одна болгарская. В общем, в этой линии - вся Европа. Буквально на днях пришла первая фура, ждем еще несколько. Сейчас готовим площадку, и если все сложится нормально, то уже к концу февраля мы поставим очень хорошую линию. Что она будет производить? Об этом я скажу позже. Думаю, ваши читатели узнают ответ на этот вопрос одними из первых.

 

Алексей Елизарьев

СМ Номер один

Категории:  Съельское хозяйство, биоресурсы и продовольствие
 
вверх