Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Омулевый вопрос

[16.12.2017 / 16:55]

До сих пор доподлинно неизвестно, сколько людей на берегах Байкала занимались выловом и продажей омуля. Чиновники утверждают, что от помощи эти люди отказываются, хотя к нам в редакцию уже неоднократно обращались рыбаки с просьбой о поддержке.

Байкальский омуль должен исчезнуть из всех торговых точек к марту следующего года. Такое заявление было сделано во время проведения III открытого форума «Запрет вылова омуля: баланс публичных и частных интересов». При этом речь идет о легально добытом омуле, которого успели отловить до введения запрета. Срок его хранения истекает как раз к тому времени. Весь остальной улов, который окажется на прилавках позже указанного времени, будет считаться либо браконьерским, либо просроченным, а значит, опасным для употребления.

 

«Иные формы занятости»

 

На форуме говорили о многом. Анна Минеева, начальник отдела по надзору за исполнением законодательства в социальной сфере прокуратуры Иркутской области, напомнила, что пятьдесят лет назад государство уже принимало решение о запрете добычи омуля. Тогда для трудоустройства граждан были созданы три колхоза. Пока запрет действовал - популяция восстановилась, через шесть лет запрет сняли, однако постоянный и интенсивный отлов омуля вновь спровоцировал снижение его численности.

- Сегодня необходимо найти людям работу. И речь идет не только о тех, кто был официально трудоустроен, но и о тех, кто в частном порядке занимался выловом и продажей омуля. Таких людей никто не учитывал, и на сегодняшний день полных сведений о них нет, - отметила Анна Минеева.

Это подтвердили и в министерстве труда и занятости Иркутской области. По словам Сергея Гаврина, заместителя министра, никаких данных об увольнении работников предприятий рыбопромысловой сферы в министерство не поступало.

- Из администраций Ольхонского и Слюдянского районов мы получили информацию о том, что люди, ранее осуществлявшие добычу омуля, в настоящее время занимаются «иными формами самозанятости».

 

«Хоть в тюрьму, хоть под расстрел»

 

Андрей Некрасов, заместитель прокурора Иркутской области, поинтересовался, есть ли достоверные данные о примерном количестве людей, которые сейчас, при жестких запретах, остались без куска хлеба.

- Есть информация на 1 октября: количество людей, занятых в сфере рыболовства в Ольхонском районе, составляло 63 человека, в Слюдянском - 124, - отметил Сергей Гаврин. - Мы также проводили анкетирование, и вот пример по деревне Сарме: человек просто указывает, что он не хочет обращаться за работой, так как у него есть свой заработок в виде личного подсобного хозяйства. Вылов омуля был для него дополнительным заработком, от которого он отказался. Поэтому обращений от людей по поводу трудоустройства у нас нет, хотя мы готовы работать индивидуально с каждым. Мы не можем заводить к себе людей силой.

Совсем другие данные привела Марина Григорьева, председатель комитета по туризму Торгово-промышленной палаты Восточной Сибири, член регионального штаба ОНФ.

- В Слюдянском районе в рыболовной отрасли было официально занято 17 юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а в целом - 320 человек. Порядка 80 человек заняты переработкой, продажей рыбы. По информации администрации, они не посчитали себя особо ущемленными в сегодняшней ситуации. В торговых точках, если говорить честно, пелядь под маркой омуля продают давно, поскольку она дешевле в закупе, а выглядит так же. Если нас с вами не обмануть, то туристов из других регионов обманывают. Рыбаки прямо говорят, что в туризм не пойдут, поскольку не обучены этому ремеслу и земельные участки не позволяют этим заниматься. Кроме того, они считают, что в том же Байкальске ниша горнолыжного зимнего отдыха достаточно плотная, занятая и конкуренция жесткая. А еще часть людей открыто сказали о том, что как рыбачили, так и будут рыбачить, «нас хоть в тюрьму, хоть под расстрел, нам нужно дорастить детей».

 

Первое уголовное дело

 

Между тем сегодня реальность такова, что все рынки и ярмарки по-прежнему завалены омулем. В Слюдянском районе его реализуют под видом пеляди, а в Листвянке, воспользовавшись запретом, предприимчивые граждане подняли цену его розничной реализации. Ликвидация точек сбыта омулевой продукции сейчас является приоритетной у надзорных органов.

- Для того чтобы лишить браконьеров рынков сбыта, особое внимание было уделено скупщикам незаконно добытого омуля, - рассказал Виталий Молоков, руководитель Ангаро-Байкальского территориального управления Росрыболовства. - В прибрежных населенных пунктах Бурятии эта деятельность имела серьезное развитие: в частных домах стояли рефрижераторы, владельцы которых скупали пойманную рыбу и тут же за нее рассчитывались наличными. Таким образом, впервые возбуждено уголовное дело в отношении конкретного лица по факту совершения преступления, предусмотренного ст. 175 УК («Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем»). Виновное лицо второй месяц находится под арестом.

Виталий Молоков уверен: первые положительные результаты ограничения добычи омуля уже есть. На нерест в Селенгу в этом году зашло 550 тыс. производителей, в прошлом году их было 280 тыс.

 

Восстановить заводы

 

По мнению прокуратуры области, обеспечить занятость населения можно, развивая рыбохозяйственную отрасль. Это и товарное рыбоводство, и рыбопереработка. Как отметил Сергей Подрезов, кандидат биологических наук, профессионал-рыбовод, возглавлявший Вост­сибрыбцентр, сегодня мощности находящихся в Бурятии рыборазводных заводов загружены только на 5%.

- Я считаю, что основные приоритеты должны быть направлены на восстановление заводов. Раньше омуля хватало всем. И в первую очередь благодаря тому, что на достаточно высоком уровне было организовано воспроизводство. Мы порядка 3 млн личинок выпускали только с Большереченского завода.

Как отметил Александр Кириленко, первый заместитель министра сельского хозяйства Иркутской области, в октябре губернатор региона Сергей Левченко обсудил с руководителем Федерального агентства по рыболовству РФ Ильей Шестаковым вопрос по искусственному воспроизводству водных биоресурсов в регионе.

- Есть предложение о том, чтобы в устье реки Сармы первоначально создать временный передвижной рыбоводный пункт для сбора икры с целью ее дальнейшей инкубации на Бурдугузском и Бельском заводах. Затем там появятся выростные пруды для подращивания молоди омуля, байкальского озерного сига, хариуса и других видов. Такое предприятие создало бы новые рабочие места для жителей Ольхонского района.

В целом на форуме было высказано немало ценных мыслей, но, честно сказать, со стороны было не совсем понятно, каким образом все эти предложения будут реализовываться. Пока существует лишь понимание того, как организовывать рейды, ловить браконьеров и наказывать их. А механизм помощи людям, оставшимся без заработка, по-прежнему непонятен.

 

Лидия Гергесова

СМ Номер один

 

 
вверх