Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Воздушная зона укороченного взлёта

[03.11.2021 / 15:23]

Корректировку границ седьмой подзоны приаэродромной территории международного аэропорта Иркутск, в которой из-за шума, электромагнитного воздействия и выбросов самолётов запрещено строительство жилья и социальных объектов без мер защиты, необходимо ускорить. Обращение об этом совместно с мэром депутаты Думы города решили направить в правительство России по итогам парламентских слушаний, состоявшихся 27 октября. Процесс застопорился из-за того, что в течение последних нескольких месяцев изменилось законодательство, которое регламентирует установление границ приаэродромной территории. Из-за этого под угрозой оказались 11 жилых комплексов и домов и три социальных объекта: разрешение на строительство уже выдано, но есть риск, что их не смогут ввести в эксплуатацию. При этом в седьмую подзону попадают 54% территории Иркутска и 12 пригородных населённых пунктов. Изменение её границ, по мнению парламентариев, является лишь временным решением: необходимо разработать меры защиты жителей от шума самолётов, в идеальном варианте – вынести аэропорт за пределы города.

Точка отсчёта – 1 апреля 2020 года. В этот день границы приаэродромной территории международного аэропорта Иркутск, которые Федеральное агентство воздушного транспорта утвердило 29 мая 2019 года, были учтены в системе Росреестра. Тогда же вступили в силу ограничения, действующие в её подзонах. В том числе в седьмой – территории, на которую негативно влияет шум взлетающих и садящихся самолётов. Жильё, детские сады, школы, больницы и поликлиники здесь разрешено строить только в том случае, если обеспечена защита от шумового воздействия, иначе действует фактический запрет. В случае международного аэропорта Иркутск седьмая подзона занимает более 49,5 тыс. га, на которых проживают 216 тысяч человек. Это Правобережный округ, северная часть Октябрьского и отдельные участки в Ленинском и Свердловском округах, а также 12 пригородных посёлков.

«Ограничения, действующие в ней, касаются размещения жилой застройки, объектов образования и медицинского назначения, организации отдыха детей, спортивных объектов открытого типа, – сообщила заместитель председателя комитета по градостроительной политике администрации Иркутска Светлана Свиркина. – Норма распространяется на разрешения [на строительство], выданные с 1 января 2020 года. При этом есть оговорка: если разрешения выданы с 1 января и до момента установления приаэродромной территории 1 апреля 2020 года, у нас нет оснований на ввод этих объектов в эксплуатацию. А все объекты, разрешения на строительство которых выданы до 1 января 2020 года, могут быть введены в эксплуатацию только до 1 января 2024 года». В зоне риска оказались 11 жилых комплексов и домов. Разрешения на строительство восьми из них выданы после 1 января 2020 года, трёх оставшихся – до этого дня, но в строй их планируют ввести после 1 января 2024-го. В границы седьмой подзоны также попало жильё, которое возводится по договорам долевого строительства. Они заключены примерно с тысячей человек. Угроза нависла и над тремя социальными объектами, в том числе над детским садом в микрорайоне Лесном и поликлиникой на улице Байкальской.

Норма меняется раз, норма меняется два

Учитывая, что санитарные правила и другие официальные документы, на основании которых был разработан проект приаэродромной территории, утверждённый Росавиацией, изменились, администрация аэропорта взялась за корректировку границ четвёртой, пятой и седьмой подзон. Соответствующий договор с ООО «Ижевский инженерно-консультационный центр аналитики», которое подготовило первоначальный проект, был заключён 23 апреля. Он был рассчитан до 15 августа. Проект скорректировали, однако Управление Роспотребнадзора по Иркутской области его не согласовало. «Был отказ в рассмотрении, потому что ГОСТом и указаниями Федеральной службы [по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека] предусмотрено моделирование шумового воздействия в год с максимальной интенсивностью полётов, это 2019-й, а там был 2020-й, – объяснил начальник отдела надзора за состоянием среды обитания и условиями проживания населения регионального Управления Роспотребнадзора Денис Золотаев.– Сейчас аэропорт занимается разработкой нового заключения».

Его администрация обратилась за разъяснениями к руководителю Роспотребнадзора Анне Поповой. Ответа ожидают после окончания нерабочей ноябрьской недели. «После того как в законодательство внесли изменения касательно подхода по определению шума, мы приступили к корректировке, – рассказал заместитель генерального директора по корпоративному управлению и кадровой политике АО «Международный аэропорт Иркутск» Пётр Беликов. – Подготовили проект – законодательство изменилось снова, и, как было сказано, последовал отказ Роспотребнадзора. Пока приступили к корректировке этого варианта, законодательство опять изменилось». С одной стороны, методика предполагает, что границы седьмой подзоны определяются на основании моделирования распространения шума от самолётов, их типов и количества взлётов и посадок. Моделирование же производится, исходя из интенсивности воздушного движения за последние три года. Основа – год с наибольшей интенсивностью. То есть доковидный 2019-й. Однако в сентябре 2021 года вступили в силу методические рекомендации Роспотребнадзора, по которым данные, полученные в результате моделирования, необходимо верифицировать, то есть подтвердить натурными замерами уровня шума. «Это достаточно дорогая и длительная процедура, – подчеркнул Беликов. – Она осложняется ещё и тем, что замеры нужно проводить только при положительных температурах. Методические рекомендации были приняты в сентябре, но мы готовились к этому и ожидали верификации, поэтому успели вместе с подрядчиком провести работы».

Депутат Думы Иркутска Алексей Савельев поинтересовался, какой принцип является базовым: моделирование шумового воздействия или его замеры. «Методика определяет, что первоочередным является моделирование, – пояснил Беликов. – Потом проводятся измерения. Окончательно седьмая подзона устанавливается, исходя из результатов моделирования». В то же время её границы подлежат регулярному пересмотру при увеличении или уменьшении интенсивности полётов.

– То есть ежегодный пересмотр? – уточнил Савельев.

– Про период не сказано, написано только про «значительные изменения» [интенсивности воздушного движения], – ответил заместитель гендиректора Беликов. – Какие изменения являются значительными, тоже не указано.

Этим правовые коллизии не ограничиваются. Согласно Воздушному кодексу, приаэродромную территорию устанавливают в соответствии с законодательством в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения. В нём же сказано, что методику по определению границ седьмой подзоны определяет Роспотребнадзор. Однако методические рекомендации ведомства не относятся к законодательству в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения – таковыми являются только санитарные правила.

Лучшая защита – перемещение

«Есть несколько предложений по решению задачи, – констатировал вице-мэр Иркутска Дмитрий Ружников. – Часть из них находятся в юридическом поле – это изменение методики и её перевод в новый статус. Это работа с федеральным Роспотребнадзором, который может в рамках своего решения выделить Иркутск в особую зону, где до 2025 года разрешит нам не использовать ограничения седьмой подзоны, а работать по старым правилам. Мы работаем с депутатами Государственной Думы, которые уже в июле внесли изменения в законы и методику, а сейчас опять планируется внесение очередных изменений. Других способов повлиять на ситуацию сегодня практически нет». Очередные поправки в законодательство, касающиеся разрешений и ограничений на строительство, Государственная Дума планирует рассмотреть в первом чтении в ноябре. Предполагается, что в этом месяце будет согласован скорректированный проект приэародромной территории иркутского аэропорта. «Седьмая подзона уменьшается, – отметила Свиркина. – Не буду говорить, насколько, но по тем изменениям, которые согласованы с местными администрациями в августе, должна была уменьшиться солидно».

Тем не менее в её границах всё равно останется жилая застройка. «Какую бы седьмую подзону мы ни установили, там окажутся люди, которые живут в существующих домах, – подчеркнул Беликов. – Что бы мы ни делали, она всё равно будет – эта подзона, потому что аэропорт существующий. Я считаю, что нужно двигаться по международным нормам, как это предусмотрено в актах Международной организации гражданской авиации, членом которой является и России. Там всё чётко определено: есть аэропорт, есть застройка, жителей нужно защищать.

Каким образом – разрабатываются решения, те же шумопоглощающие панели». Депутат Александр Квасов предложил создать межведомственную рабочую группу, которая определила бы защитные мероприятия, и разработать соответствующую программу.

Идеальным решением стал бы перенос аэропорта за пределы города – подзабытый было проект, возрождение которого, к примеру, обсуждали губернатор Иркутской области Игорь Кобзев и глава Федерального агентства воздушного транспорта Александр Нерадько на рабочей встрече 14 октября. В качестве площадки вновь рассматривается участок возле деревни Позднякова, которая входит в состав Хомутовского муниципального образования Иркутского района. Инвестиционный консультант аэропорта Иркутск, который должен определить стратегию его развития, – АО «КМПГ», российское подразделение международной аудиторской компании KPMG, – указал, что этот вариант является наиболее проработанным. Депутат Антонина Корочкина заметила, что здесь также придётся разграничивать приаэродромную территорию, которая затронет жилую застройку и социальные объекты села Хомутово. «Вопрос об определении седьмой подзоны и того, как она затронет развитие Хомутовского муниципального образования, есть в техническом задании для инвестиционного консультанта, но пока ответа на него нет, – сообщила заместитель министра транспорта и дорожного хозяйства Иркутской области Ольга Золотарёва. – Есть указ президента, который никто не отменял: по нему при передаче аэропорта в областную собственность одним из условий был его перенос за пределы города при достижении определённого пассажиропотока. Вопрос прорабатывается, сейчас мы ведём плотные переговоры с Министерством обороны РФ. Границы участка в Позднякова обозначены в схеме территориального планирования Российской Федерации и генеральном плане Хомутовского муниципального образования, причём сразу с транспортной инфраструктурой. Их даже расширили до 3,5 тысячи гектаров, тогда как в первоначальном генплане было около 800 гектаров. Сейчас, скажем так, зарезервировали территорию, и Минобороны должно определить участок для строительства нового аэропорта, чтобы он не мешал их стратегическим планам». Определиться с местом в областном правительстве намерены до конца 2021 года.

 

Егор Щербаков

Восточно-Сибирская правда

Категории:  Аэропорт «Иркутск»
 
вверх