Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Вернутся ли деньги из оффшоров?

[05.11.2020 / 17:31]

Новость о том, что Россия начинает денонсацию соглашений об избежании двойного налогообложения со странами, в которые выводят деньги богатые, всполошила либерально настроенных экономистов. Одни из них предрекают крах российской экономики, другие настоятельно предлагают смягчить требования к владельцам российских компаний, зарегистрированных за рубежом.

К горячему обсуждению офшорной темы подключились налоговики, Росфинмониторинг, Минэкономразвития, Счетная палата, парламент, Следственный комитет, Верховный суд, Российская академия наук.

Следственный комитет России предложил обязать претендента на участие в приватизации госпакетов раскрывать информацию не только о прямых учредителях, но и о конечных бенефициарах. Высший арбитражный суд рекомендовал отказаться от разрешения судебных споров, возникающих между офшорными организациями.

В Совете Федерации заявили о решимости ужесточить условия вывоза капиталов из страны. Для этого на вывод в оффшоры огромных средств, заработанных в России, предлагается существенно повысить налог, как это делают многие страны Европы.

А вот для компаний, которые «вкладывают прибыль в инвестиции, в развитие, в создание новых производств, новых рабочих мест» налог на прибыль решено уменьшить. Депутаты Госдумы пообещали ускорить рассмотрение «застрявших» законопроектов, ужесточающих требования к оффшорным компаниям, не раскрывающим бенефициаров и повышающих налоги для анонимных акционеров.

Академики написали концепцию по борьбе с оффшорами, ее цель – запретить регистрацию российских компаний в юрисдикциях, с которыми нет соглашений об обмене налоговой информацией, расторгнуть все соглашения во избежание двойного налогообложения.

Президент России предложил вместо льготных условий повышенный налог в 15% на дивиденды, которые выводятся на зарубежные счета. Первым такое соглашение предложили подписать Кипру, который занимает первое место по вывозу из России капитала.

Минфин просчитал, что теперь в Россию каждый год будет возвращаться 150 млрд рублей. Но и это не предел. Казну могут пополнить сотни миллиардов из Гонконга, Швейцарии, Мальты и Люксембурга, Нидерландов, если эти страны согласятся взимать с российских предпринимателей налоги не по урезанной до 5% ставке, а по 15%, как предложил наш президент.

Но, судя по всему, надеяться на то, что казна сразу распухнет от оффшорных денег, вряд ли стоит. Больше полугода в Минфине раздумывали над тем, как исполнить инициативу президента об уплате 15% за вывод дивидендов в оффшоры, чтобы и овцы были целы, и волки сыты. За это время чиновники успели написать законопроекты, позволяющие компаниям, зарегистрированным в оффшорах, участвовать в госзакупках и при этом получать соответствующие государственные гарантии. Вдобавок к этому для владельцев офшорного бизнеса придумали «единый» налог в 5 миллионов рублей. Его будут платить и миллионеры, и миллиардеры. Так, например, если раньше с дохода 8 миллиардов рублей государству надо было отдать миллиард, то теперь с них возьмут всего 5 миллионов и ни копейки больше.

Что же касается Соглашения «Об избежании двойного налогообложения», то пересмотр его все же состоялся. На первый взгляд, Минфин вроде бы поручение главы государства исполнил: при выводе дивидендов на Кипр бизнесу придется оставлять в России 15%. Но такое условие коснется не всех.

Компаниям, акции которых котируются на биржах, оставляют действующую ставку по дивидендам – 5%. По новому соглашению, как и раньше, могут сэкономить на налогах собственники, имеющие доли (от 15% акций) в основном капитале и владеющие ими более года. А при выплатах по процентам на банковские кредиты, корпоративные облигации и еврооблигации налоги вообще можно не платить.

Иными словами, чиновники Минфина пытаются защитить крупнейшие российские холдинги, которые «прячут» свои акции в оффшорах. Выходит, что они, как и раньше, смогут уводить миллиарды за границу, почти ничего не оставляя в России?

Казалось бы, разрубить гордиев узел можно, поставив жесткое условие физическим и юридическим лицам РФ, имеющим офшорные компании, в месячный срок произвести их перерегистрацию в Российской Федерации. В противном случае начать национализацию активов, принадлежащих оффшорным компаниям. Но наши чиновники опасаются, что радикальные меры аукнутся всей нашей экономике.

Можно предположить, что осторожная позиция Минфина связана с тем, что наша страна четвертая в рейтинге стран по доле ВВП в офшорах. Российский бизнес, спрятанный в тихих налоговых гаванях, составляет 46% ВВП.

При этом, по подсчетам известного экономиста, много лет возглавлявшего НИИ статистики Госкомстата России, Василия Семчеры, иностранцам принадлежит не менее 65% крупной российской собственности. В руках у иностранных собственников почти все наше энергетическое машиностроение (более 95%), почти 77% предприятий цветной металлургии и более 67% черной металлургии.

В любом случае остричь всех сразу под одну гребенку не получится. В тихих налоговых гаванях плавают не только частные корпорации, но и солидные компании с государственным участием. В качестве примера в одном из выступлений Владимир Путин назвал «Роснефть», широко использующую оффшорные схемы. Руководитель «Роснефти» Игорь Сечин оправдывался потом: мол, это не он, а иностранные партнеры по бизнесу настаивают на использовании оффшорных схем. В оффшорах зарегистрированы также активы таких известных компаний, как «Газпром», «Роснано», ВТБ.

Аналитики не раз обращали внимание властей на то, что меры по деофшоризации экономики у нас носят крайне либеральный характер и от того никакой пользы принести не могут. Они основаны на использовании экономических стимулов, которые у нас почти не работают.

Наши физические и юридические лица, поднаторевшие на хитроумных схемах, научились продолжать пользоваться оффшорами и при этом сохранять доступ к государственным кредитам и заказам. Их не страшит антиофшорный закон, призванный вернуть сбежавший бизнес в Россию. А ведь с этого многообещающего документа, как предполагалось, и должно было начаться оздоровление российской экономики, освобождение от засилья западных корпораций. Если имеешь свои доли в контролируемой иностранной компании, то, будь добр, заплати налог с прибыли родному государству.

Однако одна оговорка в законе испортила все дело: если владелец бизнеса проживает в России больше 183 дней, то обязан соблюсти закон и заплатить все сполна. А вот если хоть на день меньше, то его закон не касается. На основании того же закона можно спокойно перетащить свою юридически компанию в любую из четырех стран Евразийского экономического союза, будь то Армения, Беларусь, Киргизия или Казахстан, и вообще не платить налоги в России, укрыть от обременительного налогообложения с помощью тех же инвестиционных фондов или притворных трастов.

Стоит ли удивляться, что бегство капиталов, задержавшихся в офшорных зонах, пока только растет? Так, за шесть месяцев этого года денег из страны стали вывозить почти на четверть больше, чем в первом полугодии прошлого года.

Президент не раз обращал внимание на то, что бюджет недополучает крупные суммы налогов, укрываемых в оффшорных юрисдикциях. Бегство капитала – это плохо и для отечественной экономики (инвестиций становится меньше), и для рубля, который слабеет, и для людей (они беднеют).

Но и сегодня никто не запрещает регистрировать бизнес в оффшорах при одном условии: будьте добры, заплатите налоги родному государству. При этом компании, полюбившие оффшоры, должны знать, что их отлучают от государственных кредитов и государственных заказов. Захотели улизнуть за границу – живите со своим бизнесом, как знаете.

Вычислить неплательщиков налогов не просто. Ведь для этого необходимо установить контроль над десятками тысяч оффшорных компаний российского происхождения, которые разбросаны по всем частям земного шара. Даже США до сих пор не удается отследить операции с зарубежными активами американского происхождения.

С каждым годом уводить миллионы долларов за рубеж сложнее. Финансовый мир становится все более прозрачным и открытым, а банки ужесточают требования к своим клиентам. На волне прозрачности и открытости такие популярные у богатых офшорные юрисдикции, как Виргинские острова, Лихтенштейн, Андорра и другие согласились раскрывать информацию о своих резидентах почти из всех стран, но только не из России. Так, в черном списке Минфина указана 41 страна, не раскрывающая информацию о владельцах счетов. Центробанк насчитал еще больше.

Но это вовсе не повод сидеть, сложа руки.

При желании вернуть российские предприятия из оффшоров можно за пару лет, если пойти по пути Китая. Для иностранного капитала в первые годы присутствия в Поднебесной устанавливается мораторий на вывод за рубеж дивидендов и других инвестиционных доходов. А компаниям с преобладающим участием иностранного капитала предписывается реинвестировать прибыль внутри Китая.

Но первым делом, как предлагает почетный профессор Московского налогового института (РосНОУ) Михаил Абрамов, надо запретить пользоваться офшорными схемами и зарубежными юрисдикциями чиновникам и руководителям предприятий с государственным участием и переориентировать их на свою страну.

В числе первых компаний, решивших переоформить свою юрисдикцию в России, а не на Каймановых островах, оказалась «Лента» – самая большая сеть гипермаркетов. Если владельцы сбежавших капиталов поймут, что предпринимательский климат в России улучшился и от контроля доходов им не уйти, то из оффшоров начнут выходить и другие предприниматели.

Тогда, по расчетам ученого, за счет роста налогооблагаемой базы каждый год бюджет может пополняться на 5-6 трлн рублей. И этого достаточно, чтобы изменить экономическую ситуацию и решить многие социальные проблемы нашей страны. Тогда Россия, по словам Абрамова, избавится от внешней зависимости и получит полноценный экономический суверенитет.

 

Юрий Алексеев

Столетие

Категории:  Проблемы и решения
 
вверх