Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Между фактом и нормативами

[30.01.2020 / 12:33]

Арбитражный суд Иркутской области встал на сторону предпринимателей, настаивающих на взимании платы за обращение с мусором по факту, а областное управление Федеральной антимонопольной службы потребовало от регионального оператора по обращению с твёрдыми коммунальными отходами устранить нарушения законодательства в этой сфере. Артём Мищенко, соучредитель работающего в зоне «Юг» ООО «РТ-НЭО Иркутск», ещё в конце декабря заявил, что предписание УФАС выполнено. Однако многочисленные примеры доказывают: региональный оператор не стремится заключать с предпринимателями договоры, по которым плата за вывоз и утилизацию мусора взимается, исходя из его фактического объёма, а не нормативов накопления.

«Утвердить мировое соглашение, заключённое между обществом с ограниченной ответственностью «Россо Моторс» и обществом с ограниченной ответственностью «РТ-НЭО Иркутск», – формулировка из определения Арбитражного суда Иркутской области, которое было вынесено 25 декабря 2019 года, не допускает двузначных трактовок. Столь же точны и пункты договора на вывоз твёрдых коммунальных отходов, который был подписан по условиям мирового соглашения. Один из них гласит, что обе стороны согласились учитывать объём и массу мусора в соответствии с правилами коммерческого учёта ТКО, исходя из количества и вместимости предназначенных для них контейнеров. В приложении к договору содержится крайне важное уточнение: стоимость услуг «РТ-НЭО Иркутск» рассчитывается на основании количества контейнеров и периодичности их вывоза. То есть по факту образования отходов, а не по нормативу их накопления. Некоторые местные СМИ объявили этот прецедент победой предпринимателей над региональным оператором, который отвечает за обращение с коммунальными отходами на юге Приангарья.

Предпосылки для неё возникли немного раньше. В октябре прошлого года Иркутский областной суд признал недействующим письмо регионального министерства жилищной политики, энергетики и транспорта, в котором содержались разъяснения о расчётах с юридическими лицами за услугу по обращению с твёрдыми коммунальными отходами. Ведомство настаивало на том, что плата по факту может взиматься только тогда, когда организован раздельный сбор мусора, а во всех остальных случаях применяются нормативы. Однако суд встал на сторону соистцов по делу – АО «Байкалси кампани» группы компаний «Море Байкал» и «Россо Моторс» – и пришёл к выводу, что это противоречит правилам. Но прежде, чем были подписаны первые договоры на обращение с ТКО, по которым плата взимается по факту, о злоупотреблениях со стороны регионального оператора заявило управление Федеральной антимонопольной службы по Иркутской области, а затем правоту предпринимателей признал арбитраж. Последний вынес однотипные решения по искам пяти предприятий (помимо «Россо Моторс» это ООО «Байкал Моторс», ООО «Агропромхолод» и ООО «Организация развития бизнеса»), утвердив мировые соглашения между ними и «РТ-НЭО Иркутск». Помимо этого было частично удовлетворено заявление управляющей компании «Баргузин», требовавшей установить плату за обращение с ТКО по факту, а АО «Байкалси кампани» отказалось от иска, поскольку региональный оператор заключил с ним договор.

«Компании, интересы которых я представляла в арбитражном суде, изначально не стали занимать позицию «не оплачивать [вывоз мусора] вообще», – рассказывает представитель «Россо Моторс» Жанна Скуратова. – Мы ведём учёт, в котором принимают участие и водители, которые приезжают за отходами. Исходя из него, мы оплачивали то, что было вывезено фактически. Уже после того, как мы вышли из судебного процесса, региональный оператор по собственной инициативе подготовил дополнительное соглашение к договору». Первоначальную редакцию документа предприниматели подписывать не стали, поскольку в ней упоминались не только юридические лица с собственными закрытыми контейнерными площадками, но и многоквартирные дома. После этого региональный оператор предоставил новую форму договора по факту, не допускающую никаких разночтений.

Подобные примеры есть и среди тех компаний, которые не судились с «РТ-НЭО Иркутск». В частности, региональный оператор предложил заключить новый договор с ООО «Маяк», которое управляет торговыми сетями «Слата» и «ХлебСоль». Согласно ему, условия вывоза отходов с контейнерных площадок у магазинов и супермаркетов меняются задним числом – с 1 января 2019 года. «Мы исполнили обязательство до 15 января [2020 года] предоставить документы со списком объектов, которые у нас имеются, их площадью и кадастровыми номерами, – объясняет начальник юридического отдела «Маяка» Дмитрий Матвеев. – Региональный оператор, со своей стороны, обязан не позднее 20 февраля внести изменения в договор и осуществлять расчёты только по фактическому образованию и вывозу мусора». При этом на официальном сайте «РТ-НЭО Иркутск» до сих пор содержится инструкция о том, что юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям для заключения договора нужно зарегистрироваться в «личном кабинете» и указать необходимые данные об организации. На той же странице сказано, что плата за обращение с мусором рассчитывается, исходя из количества контейнеров, норматива накопления отходов и тарифа. «У нас даже к концу 2019 года не было суммы, которую бы выставили по нормативу, – комментирует Матвеев. – Сложно сказать, о каких затратах идёт речь. Но, по нашим расчётам, они как минимум в 3-4 раза превышают плату по факту».

«Это называется неосновательным обогащением»

Жанна Скуратова приводит более точные цифры – в 4,5–8 раз для «Россо Моторс», «Байкал Моторс», «Сервико» и других компаний, которые она представляет. «Конечно же, региональному оператору это выгодно, – отмечает юрист. – Но с точки зрения Гражданского кодекса это называется неосновательным обогащением». В «личных кабинетах» до сих пор значатся суммы, рассчитанные по нормативам накопления отходов, плюс пени. Однако на них не обращают особого внимания: и до судебных процессов, и во время них предприятия направляли региональному оператору письменные обращения, где фиксировали объём реально вывезенных отходов и указывали на необходимость аннулировать счета за услуги, которые фактически не были оказаны. «Если регоператор не исполнял свои обязанности, мы приглашали его представителя и составляли акт, как того требует законодатель и как то предусмотрено в договоре, – добавляет Скуратова. – То есть мы не сидели, как некоторые предприниматели, и не ждали, что всё решится само собой».

По тому же пути пошла компания, управляющая торгово-развлекательным центром «СильверМолл». Цена бездействия для неё была бы слишком высока: при общей площади объекта в 106 тысяч квадратных метров в январе 2019 года «РТ-НЭО» насчитало 9 млн рублей платы за обращение с твёрдыми коммунальными отходами, затем сумма снизилась до 2 млн рублей ежемесячно. При этом не учитывалось, что около половины площади приходится на лестничные марши, общие и эвакуационные зоны, где мусор не производится по определению. Как следствие, обращение с фактически накопленными отходами стоит 140–170 тыс. рублей в месяц. «Когда региональный оператор только заходил, мы писали довольно много обращений, предлагая перейти на коммерческий учёт, – говорит юрист Андрей Высоцкий, сопровождающий деятельность собственника «СильверМолла». – Доказывали, что таких объёмов у нас нет, представляли паспорта отходов, согласованные с Росприроднадзором». Реакции на это не последовало. Более того, до сентября «РТ-НЭО Иркутск», как и его подрядчики, не занималось вывозом отходов из «СильверМолла», при этом начисляя плату по нормативу.

«Мы с этим, безусловно, не могли согласиться, – подчёркивает Высоцкий. – Поэтому было очень много обращений и в адрес «РТ-НЭО Иркутск», и в адрес органов государственной власти. Ни одного ответного письма от регионального оператора на наши претензии не было. Когда в сентябре они приехали к нам в первый раз, мы, внеся изменения в типовую форму, направили им проект договора и обращение примерно следующего содержания: вы совершили конклюдентное действие по принятию наших условий». При этом сама компания рассчитывалась с региональным оператором по факту: каждый раз, когда приезжал мусоровоз, составлялся акт о том, какой объём отходов вывозится, а по итогам месяца определялась плата за обращение с ТКО. «РТ-НЭО Иркутск», в свою очередь, только 12 декабря прислало дополнительное соглашение к договору, по которому осуществляется вывоз мусора.

«Опять же это произошло по нашему требованию, – констатирует представитель «СильверМолла». – Мы отправили все акты, подтверждающие объёмы вывезенных отходов, и потребовали устранить нарушение налогового законодательства: мы не можем отчитаться перед Управлением Федеральной налоговой службы о том, что произвели расчёт по какому-то договору, поскольку договора нет. Документов, подтверждающих оказание услуги, нет. Мы их потребовали вместе с договором, в ответ нам представили дополнительное соглашение и бумаги, по сути, подтверждающие объём вывезенных отходов». При этом в документе не содержится никаких требований от «РТ-НЭО Иркутск» с января по август 2019 года, а сказано только про оплату услуг по обращению с мусором в сентябре–ноябре. С ноября прошлого года любые договорные отношения между региональным оператором отсутствуют. «Как сегодня обстоят дела? – задаёт Высоцкий риторический вопрос. – Никак абсолютно: мы опять пишем обращения в «РТ-НЭО Иркутск», но не получаем на них ответа».

«Ни от чего не отказываются, но ничего не подтверждают»

Та же ситуация сложилась и в других крупных торговых центрах Иркутска – «ЯркоМолле» и «Модном квартале», а также ТРЦ «Фестиваль» в Ангарске, которыми управляет одна компания. «Мы с февраля 2019 года писали письма о том, что вправе выбрать коммерческий учёт по количеству и объёму контейнеров, – сообщает ведущий юрист ООО «НФ Регион Менеджмент» Евгения Вербовская. – Никакого ответа мы так и не получили, документов на руках у нас нет. Доступ к юридическому отделу, его контакты нам тоже никто не предоставлял и не предоставляет». Более того, представители компании даже не могли войти в «личный кабинет» на официальном сайте регионального оператора – логин и пароль, указанные при регистрации, попросту не принимались. Соответственно, не было никакой возможности ознакомиться с документацией, которую составили в «РТ-НЭО Иркутск».

После того, как регионального оператора об этом уведомили, в адрес ООО «НФ Регион Менеджмент» пришли электронные договоры, скреплённые цифровой подписью. В них речь шла о расчётах по нормативам образования мусора. До 1 января 2019 года, для справки, подрядчики, вывозившие коммунальные отходы, брали плату по факту – тому же «ЯркоМоллу» это обходилось в 150–200 тыс. рублей в месяц вместо 2 млн рублей, которые выставляет региональный оператор. «25 декабря мы написали очередное письмо о том, что требование платить по нормативу не соответствует законодательству, поэтому в договор надо внести изменения, – говорит Вербовская. – Реакции никакой. Разговариваю с менеджером [«РТ-НЭО Иркутск»] – они ни от чего не отказываются, но никакими документами ничего не подтверждают».

На ту же проблему указывает управляющая ангарским торговым центром «ШанхайМолл» Анастасия Петровских. «Честно говоря, весь прошлый год мы бились в закрытые двери, – констатирует она. – «Личный кабинет» живёт своей жизнью: сначала в нём появляется одна информация, затем другая, потом третья. Непонятно, откуда берутся суммы и пени, никто это прокомментировать не может. Когда в Ангарске появился офис регионального оператора, мы сразу поехали к их менеджеру. Но оказалось, что очень сложно найти человека, который бы принимал решения. Просим: «Дайте контакты юриста, с которым вы консультируетесь». Нам отвечают: «Нет, есть менеджер».

В конечном счёте региональный оператор предоставил проект договора, по которому плата за мусор взимается по факту с 1 января 2019 года. Однако в приложении к нему было указано 14 баков для отходов, тогда как на контейнерных площадках «ШанхайМолла», зарегистрированных официально, их только 11. Разница в три контейнера обошлась бы торговому центру в 278 тыс. рублей в год. «Можно, конечно, возложить затраты на арендаторов – такой вариант даже предусмотрен в «личном кабинете», – отмечает Петровских. – Но это неправильно, потому что в документации на контейнерную площадку прописано, что вывоз мусора берёт на себя арендодатель». В силу этого юрист торгового центра составил протокол разногласий.

«С контейнерами нам вроде пошли навстречу, – заключает управляющая «ШанхайМоллом». – Но мы посмотрели условия договора и допсоглашения, которые выложил региональный оператор. Такое ощущение, что нас обманывают. В дополнительном соглашении есть приложение по факту, а есть и по нормативу. Какова вероятность того, что, если мы его подпишем, с нас будут брать плату по факту? Боюсь, очень маленькая». В дополнительном соглашении также содержится пункт, касающийся юридических лиц, которые пользуются контейнерными площадками многоквартирных домов. Отдельно стоящего торгового центра он не касается по определению. Кроме того, типовая форма договора на оказание услуг по обращению с ТКО и приложения к нему содержатся в постановлении правительства РФ № 1156 «Об обращении с твёрдыми коммунальными отходами». Согласно ей, количество и объёмов контейнеров, а также периодичность их вывоза прописываются чётко. Исходя из этого, определяется плата за вывоз и утилизацию мусора. «Мы просим: «Приведите договор в соответствие с постановлением», – подчёркивает Петровских. – Именно так мы и составляем нашу редакцию допсоглашения. Отправим её региональному оператору и посмотрим на реакцию». Пока же «ШанхайМолл» работает без договора с «РТ-НЭО Иркутск», но платит за то количество мусора, которое в реальности было вывезено.

И на отказ есть несколько причин

ООО «Первая автоколонна» из областного центра, напротив, в прошлом году заключило соглашение с региональным оператором, по которому плата осуществлялась на основании нормативов. С тем, что ежемесячно приходится платить в три-четыре раза больше, чем в 2018 году, руководство предприятия поначалу смирилось. Но при подписании договора на 2020 год было принято решение перейти на расчёты по факту. Пакет необходимых для этого документов фирма собрала и предоставила «РТ-НЭО Иркутск» 30 декабря. «С первого рабочего дня января мы начали звонить и узнавать, что с договором, – замечает генеральный директор «Первой автоколонны» Сергей Тин-Шан. – Сначала нам отвечали, что до нас руки ещё не дошли. Затем сказали, что не было смысла приносить документы на бумаге – всю информацию нужно внести в «личном кабинете». Заходим в «личный кабинет», вбиваем данные – их не принимают». Эту проблему региональный оператор пообещал устранить. Однако с точки зрения права срок на возражения со стороны «Первой автоколонны» истёк ещё 15 января. Каким в итоге получится договор на 2020 год – большой вопрос. «Выход из подобных коллизий должен быть предельно простым: либо со всех взимать по факту, либо делать нормативы, приближенные к реальности, – резюмирует Тин-Шан. – Разница между фактом и нормативами видна невооружённым глазом. И это вопрос не столько к региональному оператору, сколько к органам государственной власти, которые их устанавливают».

Скуратова также не склонна возлагать вину за происходящее исключительно на «РТ-НЭО Иркутск». «Есть ещё такой момент, как безынициативность самих предпринимателей, – отмечает она. – Если региональному оператору позволяют не заключать договоры по факту, он на это и не идёт, потому что ему это выгодно». Тем не менее факт остаётся фактом: с теми, кто обратился в Арбитражный суд Иркутской области, договоры были заключены, а для тех предпринимателей, которые до такого шага не дошли, находятся отговорки.

 

Егор Щербаков

Восточно-Сибирская правда

Категории:  Конфликты, скандалы, споры, расследования, суд
 
вверх