Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Сладок арбуз, да из чужого семени

[19.09.2019 / 12:48]

О фермерах Пономаревых из Грачевского района Ставрополья я рассказывал в «Столетии» в прошлом году. Отец, Александр Николаевич, и его сын, Роман, за десять лет достигли выдающихся результатов в бахчеводстве, превратив свое хозяйство «Пономарево» в образцовое производство  арбузов и дынь.

На единственной торговой точке у трассы Ставрополь – Минеральные Воды они продают в розницу практически весь урожай, а торговое место и прилегающую к нему бахчу превратили в объект аграрного туризма, построив здесь городок из соломенных скульптур. Только за это лето «Бахчу без химии» посетили 200 тысяч жителей и гостей края. В том материале я писал о желании Пономаревых провести на базе своего хозяйства всероссийский семинар бахчеводов с приглашением ведущих селекционеров, других специалистов и представителей Минсельхоза России. На днях такой семинар состоялся.

Из высоких начальников на семинар приехал директор департамента растениеводства Минсельхоза РФ Роман Некрасов, заместитель председателя аграрного комитета Государственной Думы, депутат от Ставрополья Алексей Лавриненко и министр сельского хозяйства края Владимир Ситников. А 300 участников семинара представляли практически все регионы, где выращивают бахчевые. Это Ростовская,  Саратовская, Белгородская, Волгоградская, Оренбургская области, Краснодарский, Ставропольский края, Чеченская Республика и Дагестан.

Как сказал Роман Некрасов, бахчеводство, к сожалению, не является экспортной отраслью российского сельского хозяйства, но здесь накоплены богатые традиции. Это часть нашей аграрной культуры, которую надо беречь и развивать. Если говорить о здоровом питании, то бахчевые культуры входят в перечень полезных продуктов, и поэтому Минсельхоз уделяет и будет уделять этой отрасли большое внимание.

– Нам важно в открытом  общении выявить слабые стороны  отечественного бахчеводства и  попытаться выработать пути их  устранения, –  сказал представитель  министерства.

А слабых сторон более, чем достаточно. И главная из них – отставание от других стран в селекции.

 

Селекционеры-голодранцы

 

На семинаре присутствовали представители двух ведущих НИИ, занимающихся селекцией бахчевых культур – Камызякского  НИИ орошаемого овощеводства и бахчеводства из Астраханской области и ВНИИ риса, который находится на Кубани и, как оказалось, активно занимается селекцией бахчевых культур.

Именно его представитель Виктор Лазько поведал собравшимся не только о достижениях этого учреждения, но и о горькой участи российского селекционера.

Институту есть, что предложить производителям. В частности, это такие сорта арбузов, как терский ранний, атаманский, ница, необычайный, монастырский. Приличный список дынь: темрючанка, таманская, стрельчанка, славия, золотистая…

Кстати, последняя – это фактически популярная колхозница,  только несколько  улучшенная. Есть в институте и замечательные тыквы.

– Я считаю, что лучше  наших дынь вообще ничего в  мире нет. Это, кстати, и зарубежные  селекционеры так считают. По  арбузам есть вопросы: по вкусовым  качествам, по лёжкости наши сорта не уступят и зарубежным. А вот семена мы не можем производителям предложить такого уровня, как импортные.

На этом Виктор Эдуардович закончил говорить за здравие, и началось перечисление бед и тягот российского селекционера.

Почему при наличии неплохого селекционного потенциал НИИ не может дать производителям хорошие семена? А у него просто нет ни экономических, ни физических сил заниматься производством посевного материала. Ведь семена нужно где-то размножать, потом чистить, калибровать, протравливать и много еще сделать чего, чтобы они превратились в качественный посевной материал. А в институте вместо 120 человек, работавших ранее, осталось 15... Найти производителя, который взял бы на себя риски размножения опытных сортов, нелегко. Замкнутый круг получается. Из-за низкой экономической эффективности научное учреждение оптимизировали, но чтобы вписаться в рыночные отношения, ему нужен финансовый толчок, которого нет.

– А за границей –  менеджеры, маркетологи, куча денег на продвижение продукции. Мы по сравнению с ними – голодранцы. Удивительно, как вообще что-то делаем. Та же ситуация в Астраханской области в Камызякском НИИ орошаемого овощеводства и бахчеводства, здесь есть его представители.

Представители дружно закивали. Против фактов трудно что-то возразить.

А я вспомнил последнюю беседу с Романом Пономаревым, который тоже озвучил эту проблему.

– Главная  сила зарубежного бахчеводства  – это выдающиеся достижения  в селекции. Если в России в  год появляется 2-3 сорта арбузов, то в Китае, например, – тысяча. Чувствуете  разницу? Если в Астрахани, считающейся центром отечественной селекции в области бахчеводства, селекционеры  получают 8-10 тысяч рублей в месяц, то один мой знакомый селекционер  из японской фирмы «Саката», работающий в США, имеет по полмиллиона в пересчете на рубли. Понятно, что и отдача за такую оплату соответствующая.

 

Наша селекция в глубочайшем кризисе

 

– Роман, но я же у тебя ел  вкусные арбузы: «Атаман», «Холодок» – это же наши сорта! «Холодок» я со студенческих лет помню, мы в совхозе на Украине в Николаевской области их собирали.

– Я вас разочарую. «Атаман» – это китайский арбуз. Просто  они под наш рынок ему такое название придумали. Есть и другие  сорта и гибриды вроде бы с нашими названиями, но на самом деле – американские, японские, те же китайские. Китайцы особенные  мастера изощряться в названиях. Но качество  у них, надо признать, все лучше и лучше становится, а у нас все хуже и хуже. Названный вами «Холодок» уже тоже почти не русский. В 90-е годы наша селекция вообще зачахла. И некогда знаменитый «Холодок» тоже стал вырождаться. Одна московская фирма взялась возродить его. Но это потребовало таких средств и сил, что ни один наш институт не взялся за это. Пришлось обратиться к американцам. Они и улучшили «Холодок». Так что он теперь, считай, американский.

И на семинаре фермеры подняли эту тему.

Например, знаменитый астраханский арбуз тоже уже давно не тот, что был в советские времена. Он нуждается в улучшении, а на нее нет средств, а может и желания?

Выслушав, Виктора Лазько, Некрасов и Ситников вступили с ним в полемику. С одной стороны селекционер, прав, что упущенное в 90-е годы мы так и не восстановили, но с другой, сколько можно на них кивать? Иногда складывается впечатление, что наши селекционеры только и живут прошлым, а к нынешнему времени – сплошные претензии. Руки опустили и ищут порой оправдания собственной пассивности.

– Почему-то  зерновые НИИ никто не оптимизирует, – заметил Роман Некрасов, – потому  что они конкуренты на рынке. У нас вообще нет зарубежных  сортов пшеницы, так как своя гораздо лучше. Но они ведь тоже 90-е годы пережили.

Министр Ситников по этой теме тоже высказался.

– Если ваши сорта гораздо  дешевле импортных, то почему же производители согласны тратиться на импортные гибриды? Они же себе во вред не будут этого делать? Вот спросите у Александра Николаевича, какой процент у него отечественных сортов?

– Процентов пять-десять, – вступил в разговор Александр  Пономарев, – импортные гибриды  в разы дороже, от 15 до 80 тысяч  рублей на гектар мы тратим  на семена, но смысл есть. Мы  не можем рисковать, если нет  гарантии всхожести. А иностранные  гибриды 96 процентов гарантируют.

Тут подключились и фермеры с мест. Все были единодушны: качество отечественного посевного материала низкое.

Позиция по дыням гораздо лучше. И не потому, что всхожесть семян лучше, чем у иностранных. Просто у нас разные вкусовые предпочтения. За границей – «мыло», а у нас – мед!

Выходит, вкусовая традиция нашим селекционерам подыграла.

Думается, что резон есть у обеих сторон. Истина, как всегда, посередине. Очевидно, что ситуацию в области селекции овощных и бахчевых культур надо менять. Минсельхоз готов работать совместно с учеными  в этом направлении.

 

Лучший арбуз – июльский!

 

Александр Пономарев поднял весьма актуальную для бахчеводов проблему – низкий спрос на ранние арбузы и дыни.

– Сложилось стойкое представление, что ранние арбузы сплошь напичканы  нитратами. В Москве даже раньше  первого августа запрещено торговать  бахчевыми на улицах и рынках. А на самом деле самый лучший арбуз как раз в июле. У нас, например, в этом году первые арбузы поспели в конце июня. И не потому, что нитратами пичкаем. Это достижения селекции и технологии. А в этом году в Москве июль был холодным, так вообще рынок бахчевых обвалился, бахчеводы понесли колоссальные убытки. С этим надо что-то делать, формировать общественное мнение.

В зале народ оживился: действительно, Пономарев затронул больную тему.

– Вот Антон Привольнов сказал по ТВ, что нельзя есть  ранние арбузы, и люди тут же отреагировали. Как теперь переубедить общественность?

– Может, Антон и высказался не слишком профессионально, – заметил Алексей Лавриненко, – но ведь было же дело в те самые 90-е, когда ранние арбузы лопались от нитратов. Надо признать, что грешили этим бахчеводы. Теперь вам это и аукается.

– Пусть теперь Малышева  скажет, что ранние арбузы не  опасны, – пошутил Роман Некрасов, – а если серьезно, нужно бахчеводам  объединяться в кооперативы, тогда  легче будет лоббировать свои  интересы. Надо учиться продвигать  свою продукцию, формировать рынок. Минсельхоз готов подключиться  к этой работе. Попытаемся объяснить  ситуацию московским властям. Но  вы сами должны быть более  активными. Как раз опыт Пономаревых  может вам помочь.

Завершилось мероприятие так называемым Агробаттлом-2019. Известный бахчевод из Оренбургской области Петр Есипчугов вызвал коллег на соревнование: кто вырастил самый большой арбуз?

Претенденты на первенство были спрятаны на сцене в соломенных тюках. Когда их разбирали, народ восторженно гудел. Было, на что посмотреть!

После взвешивания эксперты определили, что самый большой арбуз вырастили в КФХ «Пономарево» – почти 48 килограммов. На втором месте оказался арбуз Есипчугова, на третьем – белгородская ягода. Краснодарцам досталось четвертое место.

 

Сергей Иващенко

Столетие

 

Категории:  Съельское хозяйство, биоресурсы и продовольствие
 
вверх