Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Оторваться от Мамы

[26.06.2019 / 11:34]

Аэропорт Мамы может стать посадочной площадкой с 1 ноября 2019 года. Причина – хронические убытки компании, которая его эксплуатирует. Её финансовое положение, в свою очередь, напрямую зависит от региональных властей: поскольку ООО «Мамский аэропорт» является естественной монополией, сборы для него устанавливает Служба по тарифам Иркутской области. Однако ставки, которые она задаёт, не покрывают расходы предприятия, обслуживающего исключительно субсидируемые рейсы местных авиалиний. Депутаты Законодательного Собрания Иркутской области настаивают на том, что аэропорт должен быть сохранён. Той же позиции придерживаются и в региональном правительстве, но конкретных действий с его стороны пока не видно.

Аэропорт в Маме, один из четырёх на «северах» Иркутской области, вроде бы невелик: двухэтажный аэровокзал, взлётно-посадочная полоса из щебня с битумной пропиткой длиной 1662 м. По количеству перевезённых пассажиров он занимает 174 место в России из 261. Таковы, по крайней мере, данные Федерального агентства воздушного транспорта за 2017 год. В статистике за более поздние периоды информация по аэропортам и аэродромам местных линий отсутствует. Согласно им, самолёты перевезли через Маму 7928 пассажиров, 51,1 тонны грузов и 21,2 тонны почты.

«Каждый год получается убыток»

Цифры не слишком впечатляют, если бы не одно «но»: по сути, воздушный транспорт – это единственное, что связывает отдалённый район с 4 тысячами жителей и «большую землю». Профинансировать работы по проектированию автомобильной дороги до Бодайбо министерство жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области пообещало в январе 2019 года. Однако затраты на её строительство из-за сложного рельефа местности оцениваются в 1–1,5 млрд рублей. Поэтому пока единственная альтернатива самолёту – паром до Бодайбо, который сутки поднимается по реке, а дальше дорога до Таксимо, где есть выход на Байкало-Амурскую магистраль. «Летом коммерсанты так и ездят, – рассказывает генеральный директор ООО «Мамский аэропорт» Трофим Бутаков. – Большегруз до Иркутска идёт примерно неделю. Но на паром нужно ещё и попасть, к тому же он может сломаться». В холодное время года действует автозимник, но весной и осенью, когда наступает распутица, в Иркутск можно попасть только по воздушному мосту.

Затраты перевозчика на перелёты по нему субсидируются из бюджета. Расходы Мамского аэропорта на обслуживание взлётно-посадочной полосы, инфраструктуры и зарплату персонала в теории покрываются за счёт сборов, размер которых устанавливает Служба по тарифам Иркутской области. На практике ставки, которые она задаёт, недостаточны. К тому же тарифы устанавливаются, исходя из уже понесённых затрат. «Пример прошлого года: с мая мы были обязаны поднять минимальную зарплату во исполнение президентского указа, – отмечает генеральный директор аэропорта. – Служба по тарифам в апреле утвердила ставки [предельных максимальных аэропортовых сборов], но эти затраты не учла – мы их ещё не понесли. У них свои правила: они, грубо говоря, увеличивают наши расходы на прогнозируемый процент инфляции. В итоге у нас каждый год получается убыток».

На протяжении последних четырёх лет он составлял примерно 1,2–1,5 млн рублей. Однако в 2019 году, как ожидается, может превысить 4 млн рублей. Но, если аэропорт переведут в статус посадочной площадки до 1 ноября, он составит 2 млн рублей. Значительную разницу легко объяснить: в холодное время года Мама принимает только два рейса в неделю, при этом возникают расходы на теплоснабжение аэровокзала и других зданий, расчистку взлётно-посадочной полосы, вдобавок вырастают затраты на электроэнергию, которая используется для отопления.

В финансовом плане понижение до статуса посадочной площадки сулит определённую выгоду – достаточно будет содержать инфраструктуру для взлёта, посадки, руления и стоянки самолётов, отказавшись от эксплуатации аэровокзала и других аэродромных сооружений, необходимых для обслуживания воздушных перевозок. Однако в этом случае аэропорт Мамы больше не сможет принимать Ан-24, которые летают в посёлок в настоящее время: придётся переходить на более лёгкие самолёты. «Посадочная площадка не справится с имеющимися объёмами грузов и почты, – констатирует Бутаков. – Перевозку пассажиров можно наладить на Ан-28 и «Элках» (L-410. – Авт.), но это сопряжено с неудобствами для людей. Поэтому стоит задача сохранить аэропорт, потому что на примере Усть-Илимска мы видим, сколько надо сделать, чтобы восстановить этот статус. К тому же есть надежда, что всё равно когда-то будет развитие Мамско-Чуйского района: там много полезных ископаемых, которые пока остаются невостребованными, поскольку их затратно вывозить».

Министерство придумывает, депутаты уже придумали

Тем не менее пока обсуждается переход в статус посадочной площадки с 1 ноября. На эту крайнюю меру пошли учредители Мамского аэропорта. Согласно Единому государственному реестру юридических лиц, помимо Бутакова в их число входят четыре человека. Двое – Владимир Миронов и Юрий Лапин, которым принадлежит 50,01% уставного капитала компании, – являются также соучредителями авиакомпаний «ИрАэро» и «СиЛА». Лапин, в свою очередь, является генеральным директором «ИрАэро». Авиакомпания сама находится в сложной финансовой ситуации. Так, в настоящее время Арбитражный суд Москвы рассматривает четыре иска к ней от Государственной транспортной лизинговой компании, которая требует взыскать в общей сложности почти 1,03 млрд рублей.

Региональное правительство решило взять спасение авиакомпании в свои руки – в марте 2019 года был подписан меморандум о взаимопонимании, по которому 51% её акций готова выкупить Корпорация развития Иркутской области. Сумма не называется, но она явно меньше того, что требуется для сохранения аэропорта Мамы. Этот вопрос, к слову, обсуждался на закрытом совещании, которое прошло 20 июня под руководством первого заместителя губернатора – председателя правительства Иркутской области Руслана Болотова. По его итогам министерству жилищной политики, энергетики и транспорта поручили за две недели подготовить предложения по сохранению аэропорта. В свою очередь, Мамский аэропорт должен до 1 июля подать в областную Службу по тарифам документы, необходимые для пересмотра ставок сборов и платы за оказываемые на земле услуги.

«Это мы сделаем, не вопрос, – комментирует Бутаков. – Вопрос в том, что придумает министерство». Пока оно предложило включить представителя предприятия в рабочую группу, которая должна разработать концепцию развития авиационного кластера в Иркутской области. Самой группы, впрочем, ещё нет – есть лишь поручение заместителя губернатора Сергея Качушкина о её создании. На этом фоне депутаты Законодательного Собрания Иркутской области выдвинули конкретное предложение: региональное правительство должно выкупить контрольную долю в ООО «Мамский аэропорт».

«Напомню, когда в область передавался федеральный пакет на строительство нового международного аэропорта в Иркутске стоимостью 23 миллиарда рублей, подразумевалось, что мы сможем поддерживать в том числе инфраструктуру и в наших северных городах, – говорит по этому поводу председатель комитета по собственности и экономической политике ЗС Николай Труфанов, чьи слова приводит «Байкал Инфо». – Депутаты считают, что эту работу необходимо продолжить. И мы будем настаивать, чтобы правительство области (при согласии собственников аэропорта) рассмотрело такую возможность развития региона». Поскольку проблема системная – в других отдалённых городах и посёлках она просто ощущается не так остро, как в Маме, куда выполняются только субсидируемые рейсы местных авиалиний, парламентарии считают целесообразным разработать на уровне области государственную программу развития малых аэропортов и включить её в федеральную программу «Развитие транспортной системы». При этом, по словам Труфанова, есть вопросы и к законодательству страны, регламентирующему их работу.

 

Егор Щербаков

Восточно-Сибирская правда

 

Категории:  Проблемы и решения
 
вверх