Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Заплати налоги и спи спокойно... вечным сном

[20.04.2019 / 17:32]

Ни разу не цитировала президента, но тут самое оно. Из послания Федеральному Собранию от 20 февраля 2019г.: «Чтобы добиться тех масштабных целей, которые стоят перед страной, нам нужно избавляться от всего, что ограничивает свободу и инициативу предпринимательства. Добросовестный бизнес не должен постоянно ходить под статьёй, постоянно чувствовать риск уголовного или даже административного наказания…Сегодня почти половина дел, возбуждённых в отношении предпринимателей, прекращается, не доходя до суда.

Что это значит?

Это значит, что возбуждали кое-как или по непонятным соображениям.

А что это значит на практике?

В результате на одного предпринимателя, бизнес которого разваливается в этой связи, в среднем приходится 130 сотрудников, потерявших работу. Давайте вдумаемся в эту цифру, это становится серьёзной проблемой для экономики».

Видели лица предпринимателей с самых крутых форумов и тематических съездов, где с высоких трибун решают, как надо помогать развиваться бизнесу? На них  плохо скрытое отчаяние: да  не надо нам помогать. Просто не душите.

О том, как оно в реальности, не в верхах и столицах, а в нашем урюпинске, покажу на свежем примере. 8 апреля, на уровне кассации в Иркутске  зарезали еще одно предприятие – ООО «Региональный Сервисный Центр» (РСЦ). Это не купи-продайка. Это серьезное предприятие, единственное на территории от Урала до Камчатки, которое специализируется на ремонте и сервисном обслуживании бурового и газовыбросового оборудования. Год назад я была у них в цеху. Огромное работающее оборудование, вкусный гул и щемящий, почти забытый запах настоящего производства, мужики в спецовках, с умными глазами и руками, занятые своим, явно любимым делом, которые точат, крутят, сверлят… Помнится, подумала: может, не все так хреново в стране, ведь они же работают? Рано радовалась. Этот коллектив прессуют больше года. Видимо, на днях дожмут окончательно. Их уже утопили по самые гланды. Сейчас последний выдох и последняя надежда – крикнуть на всю страну: вы чё творите, зачем режете?

Этот вопль – глас вопиющего в пустыне. В пустыне - это я про самый гуманный в мире и трех конкретных его служителей. Люди в черном заседали около 20 минут. А по итогам -  будто на троих сообразили. Пока представители РСЦ бились за жизнь предприятия, приводя совершенно здравые, кричащие аргументы, один из трех господ в мантии в основном поглядывал в окно, второй на настенные часы, третий вроде смотрел в фокус, но постоянно морщился и торопил, дескать, знаем, говори, если есть, что новое… Потом они удалились на совещание. Через 10 минут выдали решение: отказать. Юристы РСЦ бьются в кровь и пойдут до самого верха. Они люди опытные, но по-русски верят в чудо: а вдруг в судебной вертикали им случайно встретится тот, кто судит по законам и по совести и, а не по понятиям?

Немного истории.  РСЦ работает 10 лет. Его создал Александр Николаевич Дроговоз. В Ангарск приехал в 2009 году, осваивать сибирский регион с его запасами нефти и газа. До этого работал  в Тюмени главным инженером, пройдя свою карьерную лестницу с самой нижней ступеньки. Он поднял четыре предприятия, занимающихся сервисным сопровождением и ремонтом бурового и противовыбросового оборудования.  Приехал в Ангарск и  начал с нуля, с  аренды производственных площадей, покупки оборудования, техники, а главное, с создания коллектива. Мастеров обучал сам, лично, в цеху. Мало было  получить документы с завода, надо понимать, как это сделать, чтобы работало, и качественно.  Обмозговывался каждый шаг, составлялись технологические карты. Выучив первых спецов, Дроговоз учил следующую группу. Так за 10 лет создали костяк предприятия. Сегодня это 69 человек, каждый – настоящий, «штучный» мастер.

До того, как в РСЦ зашла выездная проверка из налоговой, закончив жизнь предприятия, это был мощный ремонтный комплекс. Предприятие имеет (или уже имело? – авт.) в собственности транспорт, большую складскую территорию и производственные помещения: токарный парк (фрезерные, долбежные, расточные, карусельные, зубонарезные станки), цеха ремонта противыбросового оборудования с испытательным стендом, буровых насосов, лебедок, буровых ключей, дизельных двигателей.   Основные заказчики  работ РСЦ - нефтедобывающие компании, их сервисные структуры (Роснефть, Газпром), работающие на месторождениях  севера Иркутской области, Красноярского края,  в Якутии. Здесь никому не отказывали – ни автопредприятиям, ни хлебопекам. Оборудование вышло из строя - восстановим. РСЦ - производственное предприятие, которое принципиально помогает выжить таким же, как оно само,  производственникам в экономически нелегкую годину, не задирая цен на свои услуги. В общем, все по совести. На самом деле  этот отлаженный производственный процесс давал не 69 рабочих мест, и даже не сотню – с учетом специалистов, привлеченных по договору ГПХ. Это весомая занятость малого бизнеса, который сотрудничал с РСЦ. Если всех посчитать, выйдет сотен пять рабочих мест.

Ремонт бурового оборудования - вышки, лебедки, моноблоки глубинного бурения – вещь специфическая. Оборудование у нефтедобывающих компаний зачастую старое, оно имеет большое количество трущихся деталей, а последние ключи выпускались в России в 1957 году. Треть того, что ремонтировали –  импортное оборудование, которое работники буровых зачастую эксплуатировали неграмотно, ставя на свой страх жучки. Для его восстановления РСЦ  обучал своих спецов. Такое оборудование приходилось оснащать блочной электроникой, заменяя содержимое до 80%. Иногда на ремонт присылают откровенный металлолом, например, только корпус, с задачей вернуть механизм к жизни. И возвращали.  И каждый раз надо было найти решение, каким методом действовать.

90% расходов РСЦ – это приобретение материалов. Предприятие реально является материалоемким и энергоемким. Его работники получают приличную по меркам Ангарска  зарплату, причем белую.  В результате налоговая нагрузка немалая за счет НДФЛ и  страховых взносов. В этом смысл  социального значения предприятия. Работники РСЦ всегда чувствовали себя достойно, люди брали ипотеки, строили планы на жизнь. За 10 лет РСЦ заработал себя деловую репутации серьезного, надежного партнера, который не только выигрывает торги и выполняет свои обязательства по контрактам и договорам, условия которых крайне жесткие. У буровых на северах свой алгоритм жизни, время ценится на вес золота: увезти многотонное оборудование на ремонт, разобрав вышку,  и доставить его обратно по зимнику – это  бизнес группы риска. Штрафные санкции по срыву сроков могут составлять до миллиона рублей в сутки.  Чтобы осуществлять такого вида работы, предприятие обязано иметь достаточную материальную базу. Потому что по условиям контрактов РСЦ закупало необходимые для предстоящих ремонтных работ запчасти за свой счет, выполняло работу, а оплата за нее могла прийти на банковские счета спустя  месяцы. Приходилось постоянно кредитоваться в банках – это реалии любого  материалоемкого производства. То есть условия работы всегда были фронтовые. Но при этом за все 10 лет работы ни разу предприятие  не доводило отношения со своими заказчиками до суда. Претензий к работе  РСЦ не было ни у партнеров, ни у контрольных и надзорных органов.

Первый тревожный звонок раздался в 2013 году. Был налоговый спор в рамках суда,  который налоговая с треском проиграла. Осадочек, видимо, остался. Основной этап бойни начался в 2017 году.  Говорить о том, как проводилась выездная проверка предприятия, можно долго и со слезами. Потому что производственников проверяли налоговые дамы, понимающие в производстве и экономике предприятия, как кошка в алгебре. По поводу  своей компетенции проверяющие никаких комплексов неполноценности не испытывали. Иначе они могли, как минимум, привлечь специалистов. Чтобы те дали объективное заключение по каждой хозяйственной операции, проводимой РСЦ. Или провести объективную экспертизу. Фиг вам. Вместо этого они по-бухгалтерски рубили шашкой наголо. Диалог состоялся примерно такой. Принимаем только то, что в дефектных ведомостях (это прямое нарушение принятой предприятием учетной политики, т.к. дефектная ведомость не может быть признана регистром бухгалтерского учета, в них есть наименования и количество запчастей, но нет стоимости, а при отсутствии стоимости в рублях нельзя правильно исчислить налог на прибыль). Вот этой операции не было, ничего вы не приобретали, потому что в дефектной ведомости этот шаг не отражен. - Как не приобретали?! Если вот они, документы, подписанные накладные, счета-фактуры, все оплачено, а главное, ремонт-то сделан, оборудование заработало. Если, по-вашему, запчасти не покупали, они что, с неба свалились?

Налоговая проверка плавно переросла в дело, которое слепили исключительно из свидетельских показаний. Свидетелей при вынесении решения отфильтровали, как надо. Если дает показания в соответствии с заданным вектором, это правильный свидетель, его показания суд принимает как допустимые. А если свидетель высказывает другую точку зрения – к его показаниям налоговая относится критически, а суд это поддерживает. Чтобы было понятно: в налоговых спорах за лживые свидетельские показания гражданина не привлекут к уголовной ответственности, ему в худшем случае грозит штраф в 3 тысячи рублей. Так что оклеветать и похоронить работающий бизнес сейчас очень просто и недорого. Цена сходная.

Так что насчитала налоговая при проверке? За 2018 год (как и в предыдущие годы) РСЦ заработал примерно 130-160 миллионов рублей, из них чистая прибыль – 13-15 миллионов. За период 2013-2015 годы, по мнению налоговой, предприятие не доплатило …127 миллионов рублей.  Если РСЦ пустит под нож оборотные средства, продаст всю свою материальную базу  и даже  последние трусы директора, таких денег ему не собрать. Проверяющие, выведя такую сумму, видимо, сами удивились. А потому, почесав в затылке, тут же  с легкостью скостили около 40 миллионов. Дескать, нет у вас 127, гоните 82. Причем сразу, одномоментно, без всякой рассрочки.  Не можете – будем банкротить.

Откуда такая  дикая цифирь? Видимо, от поставленной перед налоговой задачей. Проверяющих не смущает рентабельность, которая сложилась из показателей, которые вывела налоговая по результатам проверки. По их расчетам, это 233 процентов. Чтобы понимать, средние цифры рентабельности для промышленности в этом виде деятельности – не более 10 процентов, исключение – рыбодобывающая отрасль, там 61 процент. 233 вымороченных процента рентабельности не смутили ни налоговиков, ни судей.  Такая рентабельность, на мой взгляд,  логична для торговли наркотой, оружием,  разворовывания природных ресурсов. Тут-то не торговали, тут старое железо ремонтировали. Но этот аргумент никого не пронял.

В 2018 году, несмотря на жгучее желание закопать РСЦ, предприятие все же выживало. Люди работали, коллектив увеличили до 105 человек, работникам платили зарплату только по причине того, что руководство предприятия, понимая, куда их толкают, заблаговременно создало трехстороннюю трудовую комиссию,  в результате зарплату удалось отстоять – закон в этом месте, слава богу, еще защищает. За 2018 год, прожитый  в условиях борьбы с налоговой и невозможности взять  кредит, РСЦ, тем не менее, заплатил  34 млн руб. налогов. Кроме того, в начале года, при дефиците оборотных денежных средств, заплатил еще 11 млн руб. по решению налоговой проверки. Но этой крови органам мало.  Прямо в судебном процессе, не моргнув глазам, предприятие спрашивают: а вы докажите, что вам действиями налоговой причинен ущерб! Что это? Разве  не цинизм крайней степени и  не причинение вреда интересам государства? Вы какую цель преследуете, зачем вам хоронить стабильно  работающее  предприятие? С кого налоги будете собирать? Ведь налоги, по закону, должны быть экономически обоснованы и посильны для бизнеса! Ведь общеизвестно: бизнес первичен, налог вторичен.  Вам-то самим с чего родное государство зарплату немалую начислять будет, если вы бизнес в стране будете такими темпами гасить? 

Ну и контрольный выстрел. Судьба РСЦ – это не досадная случайность, не исключение из правил. Это срез того, что происходит сегодня в стране  с малым бизнесом. Смотрим   официальный  сайт налог.ру. Итак, статистика по Иркутской области и стране на 1 марта 2019 года. 

В ЕГРЮЛ числится 54900 юрлиц, из них в состоянии ликвидации 2340. На этот же момент в Иркутской области 82577 юрлиц, прекративших свою деятельность, в т.ч. по причине реорганизации 7710, по причине ликвидации 18180,  по причине банкротства 4819, в связи с исключением регистрирующим органом из ЕГРЮЛ 54606,  по иным основаниям 2081. Как видим, загнувшегося к этой дате  малого бизнеса  больше, чем живого.  Где же он, свет в окошке? Надежда на одно – как только нашу бедную страну не терзали во все времена, она вставала с колен, утирала кровавые сопли и как-то жила дальше. Может, хватит испытывать на прочность свой народ, свою землю,  российских граждан, ныне живущих, и тех, кто придет после нас?  Это мой гражданский глас вопиющего к тем персонажам, которые, конечно же,  не при делах. Они же не расстреливают, не выносят смертные вердикты, они действуют «строго по закону». Закон пишут люди. Разные. Живые. Со своими интересами.  Но справедливость выше закона. Может, вы остановитесь, дамы и господа?

 

Ирина Сутырина

Из почтового ящика

 
вверх